Растения - спасители

Владимир НЕБАЙКИН

Не всякий горожанин отличит в лесу пихту от ели.
Редкий прохожий скажет, что растет рядом, в придорожной канаве.
Разве подорожник узнает.
Для большинства то, что под ногами, - просто трава,
а над головой - просто деревья.
А. Смирнов

 

От непредвиденных случайностей, от неблагоприятного стечения обстоятельств не застрахован никто. Однако на долю людей, работающих в тайге, этих случайностей выпадает больше. Не обделены ими и любители путешествий, в особенности неорганизованные туристы. Нередко досадные, неожиданные лишения в пути связаны с потерей или порчей продуктов питания. То вдруг налетит ураганный ветер с дождем, сорвет палатку, намочит и испортит плохо упакованный провиант; то погрызут его мыши, и потребуется выбросить, продукты или тщательно обрезать обгрызенные места — иначе можно «подхватить» очень тяжелую инфекцию, опасную для жизни. Медведь с росомахой тоже не пройдут мимо вовремя не убранных съестных припасов. Если все не сожрут, то попортят их основательно, так что после все равно придется их выкинуть. Да и просто из-за каких-то незапланированных задержек в пути, а то и в результате элементарной непредусмотрительности, провизия может кончиться, когда до жилья еще очень далеко. И тогда турист испытывает нестерпимый голод, не ведая, что топчет ногами потенциальные продукты питания.

Практически все современные люди не знают дикорастущих съедобных трав и кореньев, кроме нескольких видов ягодных кустарников. А ведь наши предки не всегда потребляли преимущественно мясо. Было время, когда основной их пищей являлись съедобные травы и корни растений. Я, конечно, не призываю уподобиться первобытным людям, но каждому было бы полезно знать несколько десятков, .а то и более, съедобных растений, произрастающих не в огороде, а в дикой природе. Ведь только у нас на Дальнем Востоке произрастает бoлее 500 таких «гастрономических» видов. Из них можно приготовить любые блюда: окрошки, салаты, зеленые супы, борщи, котлеты, морсы, компоты, желе. Есть среди них заменители муки, сахара, соды, соли, перца и даже некоторых заморских пряностей. Многие растения, кроме того, можно использовать не только в пищу, но и в качестве зубных щеток, мыла, гуталина, материала для меховых подушек и циновок. Так что природа не оставит человека в беде, если он будет знать, как правильно и разумно пользоваться растительными дарами, не нанося при этом ей вреда.

Давайте же мы с вами представим себя на какое-то время на месте заблудившегося и оставшегося без продуктов человека. Попытаемся выйти к жилью, но с тем преимуществом, что будем знать, какие съедобные растения мы можем найти в горах, тайге, возле озера, на лугах и в заброшенных поселениях, не беря, конечно, во внимание широко известные ягоды и грибы.

Итак, мы заблудились в тумане, высоко в горах, и после долгих и бесплодных поисков лагеря решили спуститься в долину, к реке, и добираться до ближайшего жилья. Рано или поздно река выведет к людям. Основной враг заблудившегося летом человека — голод. Он приносит страдания, сопровождаемые тошнотой, потемнением в глазах, с ним приходят все нарастающий страх и паника, и начинается бесцельное и беспорядочное блуждание. Стоит только присесть, как усталость и слабость накатываются с новой силой, тело становится свинцовым, нет уже сил поднять руку или ногу. Так можно просидеть довольно долго, пока сосущее чувство голода и инстинкт самосохранения не погонят на поиски спасения.

Мучающий нас голод заставляет не только внимательно осматривать местность, но и обращать пристальное внимание на растительность: вдруг попадется что-нибудь съедобное?

Вот глаза выхватили лиловое пятно возле вершины сопки, и сразу же мелькнула мысль: а не копеечник ли это? Действительно, это куртина спутника гор — копеечника щетинистого, растущего на каменистых и щебенистых склонах. Приземистые раскидистые кустики сплошь покрыты крупными лилово-фиолетовыми цветками, напоминающими цветки обыкновенного домашнего гороха. И что не удивительно — они ближайшие родственники, оба из одного семейства бобовых.

Растения, растущие на самом солнцепеке, уже успела завязать плоды. Бобы состоят из нескольких соединенных между собой члеников, напоминающих копеечки, отсюда и название — копеечник. Выберем «кустик» копеечника, у которого еще не распустились цветки, и выкопаем вместе с корнем. Корень у него длинный, мясистый, с приятным мучнисто-сладковатым привкусом. Даже имея за спиной рюкзак с продуктами, знающие его вкус люди заготовляют этот корень как вкусную жевательную резинку. Не только человек, но и животные с удовольствием едят его — медведь, северный олень никогда не пройдут мимо.

Чуть пониже блестят на солнце, как приподнятые щиты, крупные кожистые листья бадана. Высокие цветоносные стебли с метельчатым соцветием из полузонтиков розовых цветков гордо возвышаются над каменистой пустыней. Особенно красивы заросли бадана тихоокеанского осенью, когда темно-зеленые листья становятся красными и Огненными пятнами покрывают горы. У бадана тоже большой мясистый корень, но по вкусу уступающий копеечнику: уж больно в нем много дубильных веществ.Если корни хорошо вымочить, можно варить из них похлебку, которая не только съедобна, но и обладает целебными свойствами.

Особенно ценны листья, также содержащие много дубильных веществ и немало витамина С. Старые почерневшие прошлогодние листья заваривают как чай, по вкусу и цвету не уступающий индийскому. Он очень хорошо снимает усталость, накопившуюся за тяжелые дневные переходы. У местного населения он называется монгольским, или чагирским, чаем.

Здесь же мы можем найти и такие мало кому известные ягодные кустарники, как арктоус альпийский и шикша (водяника) черная. Арктоус хорошо заметен осенью, когда его листья становятся цвета заходящего солнца, и эти багряные кустики уже не перепутаешь ни с какими другими растениями. Его черные шаровидные плоды размером с крупную смородину водянисты и безвкусны. Некоторые исследователи считают, что они могут вызвать боль в желудке и рвоту, но мы, попробовав их, этого не ощутим, хотя особого удовольствия от ягод не получим. Плоды арктоуса красноплодного, который мало чем отличается от арктоуса альпийского, всеми признаются съедобными, но и они такие же водянистые и безвкусные.

Резко от арктоуса отличается водяника черная. Это небольшой приземистый кустарник до 30 сантиметров высотой, иногда с длинными, до метра и более, тонкими деревянистыми стеблями. Листочки, в отличие от арктоуса с его широкими и длинными обратнояйцевидными листьями, очень мелкие, кожистые, линейные, с завернутыми вниз краями и очень приятным запахом. Ягоды примерно как у брусники, может, чуть поменьше, черные, .иногда красные или беловатые. На вкус кисловато-сладкие, но несколько водянистые. Шикшу еще называют «пьяная, ягода» — у некоторых людей она вызывает головокружение. Коренные жители северных районов Дальнего Востока заготовляют ее впрок. Ягоды, смешанные с вяленой рыбой и тюленьим жиром, используют для приготовления толкуши, а замороженные употребляют с пресным или кислым молоком — в качестве приправы к рыбе или жиру. Пригодны они для приготовления варенья, киселей, соков.

В народной медицине зеленые побеги шикши применяют в качестве противоцинготного и мочегонного средства. Считается, что ягоды помогают предупредить преждевременное облысение, так что, питаясь шикшей, можно бродить сколько угодно, не боясь потерять своих волос, — наоборот, будете «лохмаче» выглядеть.

Ягоды обладают еще одним важным свойством — хорошо утоляют жажду. В горах, особенно в середине лета, когда солнце растопило все снежники и повысушивало мочажины, найти воду довольно трудно. А при хождении по горам с потом выходит очень много воды, и обезвоженный организм неустанно требует пополнения влаги. Часто перед глазами встает журчащий хрустальными прохладными струями ручеек, и ты в воображении уже припадаешь к нему сухими разгоряченными губами. Но, очередной раз споткнувшись о камень, быстро возвращаешься к действительности: виденье пропадает, а раскаленное солнце продолжает нещадно палить...

Помогут утолить жажду и жители этой неприветливой горной страны — очитки и горноколосники. Не зря их называют суккулентами, что в переводе с латинского означает обильные соком. У них сизоватые листья, сочный стебель. Кажется, что листья вот-вот лопнут от распирающей их влаги и капли этой животворящей жадности смочат раскаленные камни. Дождевая вода не задерживается камнями, и растения вынуждены накапливать ее, чтобы не страдать от зноя и иссушающего ветра.

Зелено-желтые, оранжевые, розовые щитковидные соцветия очитков солнечными бликами разбросаны по каменистым склонам, скалам, а некоторые виды очитков можно встретить и в долине, вдоль берегов речек, в зарослях кустарников, на лугах и опушках лиственных лесов. Листья и побеги сочные, нежные, слегка кисловатые, с легкой горечью. Поэтому ими можно не только утолить жажду, но и использовать их для приправы, салатов, винегретов, для варки щей. Особенно вкусны листья очитка пурпурного. На Камчатке, например, в квашеном виде его запасают на зиму. Не зря его еще называют «заячьей капустой».

Соцветия-свечи горноколосников в кустах и на лугах не встретишь. Они строго приурочены к сухим каменистым склонам. Резные плотные розетки листьев, разбросанные по трещинам скал, обязательно привлекут внимание своей необычной красотой. Ни засуха, ни весенние заморозки, ни сильные ветра не страшны им. Даже зимой под снегом, благодаря своим сочным листьям, умудряются сохраниться. Применяют их так же, как и очитки, то есть они годятся и в пищу, и для утоления жажды.

При спуске в долину почти наверняка встретятся густые и непроходимые заросли кедрового стланика и рододендрона золотистого, малахитовым поясом охватывающие склоны гор. И горе путнику, попытавшемуся пробиться сквозь эти «дебри». Узловатые ветки кедрового стланика пружинят под ногами, бросают из стороны в сторону, цепляются за одежду и рюкзак. Ноги то и дело застревают между сплетениями корней и приподнимающимися ветвями. Не пройти, не проползти. Та же картина в зарослях рододендрона золотистого. Ветки так сильно перепутаны, что ногу поставить некуда, и перешагнуть через кустарник нельзя — высоко. И вот бьешься в этих зарослях, как рыба в сетях, тратя силы и энергию, а потом с удручением отмечаешь: за час пройдены считанные сотни метров... Так что лучше обойти такие заросли, даже если придется сделать изрядный крюк. Но иногда и обойти невозможно.

Мы все же продрались через эти заросли и обессилено рухнули под последний куст кедрового стланика. Однако не будем долго расслабляться и терять время даром. Кедровый стланик в какой-то мере может отплатить за все страдания и муки, принесенные им. Его молоденькие нежные светло-зеленые веточки-побеги, очищенные от иголок, обладают приятным вкусом с кислинкой, содержат довольно много витамина С. И не беда, если орешки еще не созрели. Мы просто обрезаем молодые шишечки, как срезают кожуру с яблока, и... жуем. Они заменят нам молоко, правда несколько своеобразное — со смолистым привкусом.

Спустившись в распадок, наконец-то слышим серебристый звон стекающего с гор ручейка, с водой до ломоты холодной, кристально чистой и слегка сладковатой. Не будем торопиться пить много воды сразу, помня, что чувство утоления жажды наступает через 10—15 минут после приема жидкости. Сначала умоемся, прополощем рот, а потом небольшими глотками спокойно напьемся. А если есть возможность — вскипятим чай. Заваркой послужат собранные нами по дороге листья бадана, цветки, плоды и листья брусники. Добавим листья, плоды и цветки шиповника, малины, смородины, рябины, растущих тут же возле ручья.

Золотистый цвет чаю придадут цветущие веточки курильского чая, кустики которого с большими золотистыми цветками низко свешиваются над водой. Получится не чай, а настоящий эликсир жизни, хорошо утоляющий жажду, повышающий" тонус организма, с незабываемыми запахами леса и гор. Как часто городские жители нуждаются в таком целебном напитке, в котором нет алкалоида кофеина, содержащегося в чае и кофе и подстегивающего наши и без того порой взвинченные нервы.

Отдохнув, продолжаем путь, придерживаясь Спасительного ручейка. Вдоль берега султанами торчат крупные сине-фиолетовые головки лука. Его не сравнить с низеньким и малоприметным луком душистым, растущим на скалах и меж камней, — тот со жгучим горьким вкусом, без хлеба и сала не съешь. А у этого высокие нежные стрелки, с приятным вкусом и запахом, наполненные внутри какой-то прохладной жидкостью. Такой лук и на огороде не часто встретишь.

Прямо возле воды, усыпав все кругом овальными белоснежными лепестками растет небольшими группами ce рдечник. Его зеленые перисто-раздельные листочки, попав на солнцепек, становятся темно-зеленовато-фиолетовыми и грубыми. Листья сердечника — это готовый салат, которому не нужны никакие приправы, с пикантным перечным привкусом.

Его частый сосед — селезеночник очереднолистныйтакими кулинарными достоинствами похвалиться не может: слишком пресный. Стебель с толстенькими сизоватыми листьями оканчивается плоской вершиной, как будто посыпанной серой. Такой цвет придают ей мелкие, невзрачные на вид, сернистого цвета цветочки.

Тяжело идти и вдоль речки: постоянно встречаются по« валенные деревья, густые заросли спиреи, багульника, рябинолистника. Плотной стеной они преграждают нам путь, делают дорогу трудной и утомительной. Не отходя далеко от речки, чтобы опять не заблудиться, давайте поищем звериную тропу. Звери, как и люди, тоже не любят ходить по буреломам, а натаптывают себе тропы, которыми пользуются и хищники, и их жертвы. Если зверя в округе много, то тропа так сильно вытоптана, что по ней идешь как по асфальту, несмотря на то, что по бокам густые заросли различных кустарников и деревьев. Если тропы нет, перейдите на другую сторону речки — там она уж будет обязательно.

Замысловатые повороты звериной дороги неоднократно выводят нас на берег речки, и тут по «визитным карточкам» хорошо видно, кто по ней ходит. Вот неглубокие круглые точки, оставленные одним из грациознейших животных тайги — кабаргой. Широкий раздвоенный след великана лося и перекрывающий все прочие отпечатки — след медведя. Если он свежий, то, как бы мы ни спешила, умерим шаг, заодно побрякаем любыми железяками. Косолапые очень не любят, когда их преследуют.

Но вот тропа выводит нас опять на речку, и мы становимся свидетелями мишкиной трапезы. Густые заросли нардосмии дланевидной, растущей вдоль берега, сильно помяты и вытоптаны. И только изгрызенные пальчаторазрезанные листья с серебристым исподом, хранящие следы зубов и когтей, показывают, кто здесь был. Не будем уподобляться медведю, а аккуратно нарежем несколько молоденьких листиков с длинными черешками и слегка их отмочим, чтобы поубавить сильный пряный аромат. Из отмоченных листьев можно сварить суп и приготовить салат.

Тут же, на галечниковых косах, по влажным местам растут огромные лопухи, которые при более близком знакомстве оказываются обыкновенным ревенем. Конечно, с огородным его не сравнить. Он раза в три больше, а его листья запросто могут служить зонтиком. Черешки сочные, с приятной кислинкой, особенно у растущих в тени. А какое вкусное из них варенье!

Несмотря на то что высота местности над уровнем моря уже гораздо меньше, речка тем не менее спокойнее не стала: все так же с шумом и брызгами гонит свои воды, закипая на каменных перекатах белыми бурунами. Она уже более полноводна от впадающих в нее ручьев и родников. Течение все чаще прижимается то к одному скалистому берегу, то к другому, образуя под ними глубокие заводи, покрытые кружевами водоворотов. Перед такими прибрежными кручами всегда встает вопрос: обходить их или искать брод? Крупным зверям легче, они в этих случаях поступают просто: переплывают реку в более-менее спокойном месте, не обращая внимания на глубину и течение. Мы же постараемся перейти речку вброд, если, конечно, глубина не выше пояса и течение не очень сильное, а то придется искать естественную переправу — упавшее через реку дерево, груду выступающих из воды камней. Переходить реку перед заломами и перекатами — значит рисковать жизнью. Течение может сбить с ног, и вода, с ревом уходящая под залом, уже не выпустит из своих цепких объятий. Даже такие сильные животные, как медведь и лось, становятся жертвами заломов. Перекаты чем-то напоминают пасть хищника, утыканную зубами-камнями, о которые вода с бешеной скоростью и силой разбивает все, что несет на себе.

Выберем наиболее широкий участок реки и, не торопясь, ощупывая ногой дно, стоя боком к течению, перейдем на другой берег. Лучше идти наискосок, навстречу течению, чуть наклоняясь для устойчивости вперед.

Скалистые берега реки не такие уж бесплодные, как кажутся на первый взгляд. При желании здесь можно найти интересные и вкусные растения. Сразу бросятся в глаза хорошо нам знакомые бубенчики с многочисленными веселыми голубыми цветками. У них толстые редьковидные корни, выделяющие млечный сок. Если их хорошо отварить, то получится настоящий куриный бульон. Можно употреблять их и сырыми. Особенно вкусны молодые корешки. Рядом пучками растет лук душистый, его еще называют чесноком, с головками беловато-розовых цветков. Так что есть чем заправить «куриный бульон».

С удивлением замечаем, что здесь же растет и валериана с мелкими бледно-розовыми цветочками. Листья у нее слегка опушенные, с несколькими парами ланцетных листочков. Если небольшой кусочек валерианы добавить в чаи, то почувствуем тонкий своеобразный аромат. После такого чая по телу разливается приятная истома, все кажется не таким уж суровым и неприветливым. Не зря валериану считают хорошим успокоительным средством. Бубенчики, колокольчики и валериану можно встретить и на лугу, и в разреженных лесах, где они более крупные и обладают теми же вкусовыми качествами.

Леса вдоль берега постоянно сменяются. Багульниковый лиственничник — темнохвойным елово-пихтовым лесом, тот — смешанным, за ним идет широколиственный лес, кое-где вклинивается березняк, затягивающий старые гари, особняком стоят дубовые насаждения. И в каждом можно найти съедобные растения, у каждого свой набор зеленых «спасителей».

Как в сказку заходим в ельник-зеленомошник. Нас окутывает таинственный полумрак, с ветвей свисают густые длинные бороды лишайника - уснеи. Густота и длина «бород» — хороший показатель «древности» леса. Чтобы им вырасти, нужно как минимум лет сто. По этому лишайнику можно судить, как давно не было пожара в лесу. Толстые необъятные стволы елей и пихт, тесно сгрудившиеся, создают картину девственности и загадочности. Кажется, что за следующим деревом покажется леший или избушка Бабы Яги. В таком лесу плохо ориентироваться, нужно постоянно быть начеку, так как легко и вновь заблудиться. Под ногами сплошной зеленый ковер, состоящий из подушек мха, из которых изредка торчат узорчатые вайи папоротников, осочки, кое-где длинной змейкой тянется линнея северная — неизменный спутник хвойных лесов.

Небольшое разнообразие в это сообщество вносят куртинки майника двулистного. Как два солнечных зайчика выглядят светло-зеленые яйцевидные листочки майника в этом полумраке. Осторожно, не повредив стебель с кистью белых мелких душистых цветков, срываем листочки. Они нам пригодятся для заварки чая. Несколько листиков майника, добавленные в чай, помогут снять нам усталость, да и работоспособность повысится. Майник двулистный широко распространенный вид, его можно встретить не только в хвойном, но и в смешанном лесу, на полянках, по вырубкам. Так что запастись листочками майника не представляет никакого труда.

На замшелом поваленном стволе дерева можно разглядеть тройчатые листочки, чем-то напоминающие листья клевера, с розовато-белыми цветками на длинных цветоножках. Это кислица обыкновенная своеобразный щавель хвойной тайги. Нежные тонкие листочки приятны на вкус, они пополнят наш организм витамином С. Но с кислицей надо быть осторожнее. При неумеренном употреблении может произойти, хоть и в легкой форме, отравление. Это еще раз доказывает, что во всем нужно знать меру. Даже чрезмерное употребление сахара и соли привозит к плачевным последствиям. Ослепленные после полумрака хвойного леса яркими лучами солнца, выходим снова на галечниковую косу. Хорошо идти по речной отмели. Прохладный ветерок остужает разгоряченное ходьбой тело, заодно отгоняет гнус в комаров. Как бы мы ни устали, давайте приглядимся к речной гальке. Перед нами тут же раскроется пестрый удивительный мир горных пород. Вот разноцветная брекчия с вкраплениями различных горных пород, явно вулканического происхождения. Если опустить ее в воду, она станет еще ярче и краше. Рядом фиолетовый с широкими зелеными полосами флюорит. От бледно-желтого до темно-бордового кусочки халцедона, галька различных гранитов, базальтов. Пористую пемзу, тоже вулканического происхождения, можно прихватить с собой, ей хорошо оттирать загрубевшие от долгой ходьбы пятки. Заодно прихватим с собой и пару кремешков: если вдруг кончатся спички, то можно при их помощи развести костер, благо сухого мха кругом предостаточно.

Скалистый обрыв заставляет нас обходить его, и мы уже углубляемся в молодой березняк, затягивающий старую гарь. Судя по березкам, пожар был лет 10—15 назад, и его опустошающее воздействие продолжается до сих пор. Лес очень сильно страдает от пожаров, и гари — это язвы и коросты на его теле. Склон сопки с выгоревшим лесом превращается в постоянно расширяющуюся каменистую осыпь, где потом долгие годы не встретишь и деревца. В тайге со спичками нужно быть очень осторожными. Костер лучше разжигать на песчаной косе или каменистой площадке, предварительно освободив место от старой травы. Ни в коем случае не разводить костер под корнями деревьев или на сухом торфянистом месте. Огонь может уйти под землю, и загасить его полностью будет очень трудно. Какой бы маленький ни был костерок, его обязательно нужно тщательно затушить, не надеясь на авось. То же самое надо сделать, если попадется на пути кем-то не затушенный костер.

Березы пионеры пожарищ. Они первыми поселяются на голой выжженной земле, постепенно затягивая ее своей изумрудной зеленью. Не только лесу, но и нам может помочь белоствольная красавица. Ее нежные клейкие молоденькие листочки с лихвой заменят нам салат. Одежда ствола — береста — бесценный дар путнику. Имея ее при себе, легко разжечь костер: она горит в любую погоду. При некоторых навыках можно быстро изготовить из бересты туесок, куда можно складывать коренья и ягоды. Она также поможет начистить до блеска нашу истертую потускневшую обувь: сжигая ее без доступа воздуха, получим настоящий гуталин.

Вместе с березой, помогая ей залечить черные раны леса, приходят заросли малины, шиповника, вейника и. конечно, непременного спутника пожарищ — иван-чая. Его обширные заросли во время массового цветения полыхают ярко-розовым огнем соцветий, скрашивая унылую картину сиротливо торчащих искореженных пожаром стволов деревьев. Иван-чай — одно из распространенных растений Его можно встретить не только на гарях, но и по берегам рек. на опушке леса и каменистых осыпях, на пашне и вырубках. Растение как бы специально создано для заблудившегося человека. Его можно использовать в пищу от макушки соцветия до последнего корешка, получив сразу и первое, и второе, и третье. Из молодых листьев иван-чая и побегов, богатых белками, можно приготовить супы, салаты. Они с успехом заменят нам капусту. Корневища у него сладковатые, содержат дубильные вещества и крахмал, съедобны в сыром и вареном виде. Из высушенных корней можно получить муку для выпечки хлеба и лепешек, а поджаренные использовать для приготовления кофе. Если свежие или высушенные листья и цветки иван-чая заварить, получится вкусный и крепкий напиток. От этого и название у растения — иван-чай, или «капорский чай». Последнее название происходит от деревни Капорье Ленинградской области, где в прошлые времена в большом количестве заготавливали листья этого растения для подделки китайского чая. Даже семена его можно использовать, в них содержится до 45 процентов масла, годного в пищу. А если эти семена не очищать от пуха, то можно употребить для набивки перин и подушек. Так что в зарослях иван-чая можно прожить все лето, почивая на пуховых перинах и питаясь различными блюдами, приготовленными из него. А если бы мы могли, как пчелы, заготовлять нектар, то заросли иван-чая обеспечили бы нас с избытком на целый год ароматным зеленоватого цвета медом. Один цветок дает до 25 миллиграммов нектара, гораздо больше, чем цветки большинства других растений. А их на одном гектаре — десятки миллионов. Кстати, если они раскрылись, значит, уже больше шести-семи часов утра.

Вступая под сень смешанных лесов, наполненных птичьим гомоном и трелями, не чувствуем себя уже такими потерянными и одинокими. Неуемное буйство зелени самых различных оттенков, светлые солнечные поляны с множеством ярких цветов. Алыми звездами горит лихнис сверкающий, как невесты в хороводе выстроились белые ромашки. Золотой ковер красодневов усыпан, словно рубинами, цветками лилий. Плавно порхающие над этим благоухающим ковром крупные пестрые бабочки своим полетом и грациозностью добрых лесных фей дополняют эту безмятежную идиллию.

Такой неповторимой палитрой природы можно любоваться бесконечно, но чувство голода заставляет нас вернуться к суровой действительности и искать какую-то пользу от этой красоты. Действительно, многие растения не только красивы, но и съедобны. Например, аккуратно оторванные лепестки красоднева (его называют еще саранкой), богатые крахмалом, употребляются в свежем и поджаренном виде в качестве гарнира или соуса ко вторым блюдам, можно добавлять их и в кашу. По вкусу и консистенции лепестки напоминают лук, но только более нежны и ароматны.
Лилия, как и красоднев, родственна луку (все они входят в семейство лилейных). У нее съедобны не только лепестки, но и чешуйчатый клубень, содержащий большое количество крахмала. Клубень можно есть сырым или запеченным в горячей золе. Но только не будем забывать, что большинство видов лилий занесены в Красную книгу, и выкапывать растения без самой крайней необходимости недопустимо.

Среди разнообразной растительности леса нам часто попадаются растения как бы с ощетинившимися наконечниками копий и заканчивающиеся небольшой сжатой метелкой с невзрачными беловатыми цветками. Но нас не обманет такая устрашающая форма листа какалии копьевидной, ибо мы знаем, какие у нее вкусные, особенно только распустившиеся, листочки. А молодые стебельки, очищенные от кожицы, можно использовать не только для супов и солянок, но и есть сырыми, особенно вкусны они с хлебом и солью. И другие виды какалии (ушастая, борцоволистная) не уступают по вкусу копьевидной.

На солнечных сухих местах мы увидим целый склад пряных растений: гравилат, пижма, тысячелистник, полынь. С виду неприметный гравилат с очередными трехраздельными листьями напоминает о себе осенью, когда, пройдя по сухому лугу или по опушке леса, да и просто по сорным местам, мы обнаруживаем, что одежда облеплена небольшими цепкими семенами. Это растение стоит того, чтобы на него обратили внимание. Самым ценным у него является корень с вяжущим вкусом и стойким душистым запахом, напоминающим запах гвоздики. Заготовляют корни до цветения, высушивают. Использовать желательно сразу же.

Гравилат — достойный заменитель гвоздики и корицы в кондитерских изделиях. Добавляют его в пиво для ароматизации и предохранения от скисания. Молодые стебли и листья гравилата нежны и пригодны для приготовления салата, пюре и супов.

Как заменитель имбиря и корицы можно использовать пижму. Ее называют еще дикой рябинкой за сходство листьев. Не заметить это растение трудно. Высотой более метра, стебель увенчан большим щитком, состоящим из ярко-желтых соцветий-корзинок. Соцветие пижмы, подобно желтому огню светофора, как бы говорит: внимание, остановись! Пижма обладает сильным приятным запахом, добавляют ее для аромата в салаты, кексы, пудинги, используют в пивоварении, употребляют при консервировании мяса и других продуктов. Как и багульник, она поможет нам избавиться от комаров и мух, не переносит ее запаха и моль.

Шума реки уже не слышно. Полноводная, она спокойно, степенно гонит воду и только на перекатах, как будто чем-то недовольная, ворчит. И вот мы уже в дубняке. Дубняк — любимая столовая кабанов. Здесь они всегда могут найти что-то съедобное: весной и летом различные коренья трав, клубеньки хохлаток, зубянки, прошлогодние желуди, ну а осенью основное их питание — желуди. И если урожай обильный, то звуком смачно чавкающих кабанов и визгом молоденьких поросят наполнен весь лес.

Мы тоже полакомимся желудями. Они довольно питательны. Одного крахмала содержат более 50 процентов, а есть еще жир, белки, сахар. Но в свежем виде можно употреблять только перезимовавшие и начинающие прорастать желуди. Они тогда теряют свой горький привкус, который придают им дубильные вещества. Если свежие желуди хорошо вымочить или поджарить, то неприятный горький и вяжущий вкус пропадёт. Тогда из них можно приготовить кашу, напечь лепешек. Хорошо поджаренные, они послужат заменой кофе. Выходит, не зря считали древние греки, что дуб появился раньше всех деревьев и обеспечил людей основной пищей.

Непременно встретится в дубняке теперь уже многим знакомый орляк. Его заготовляют сотнями тонн из-за вкусных нежных побегов, по вкусу напоминающих грибы. Не так давно мало кто обращал на него внимание, хотя границы ареала этого вида охватывают почти все континенты. Летом побеги орляка превращаются в толстые волокнистые стебли, оканчивающиеся кожистыми перисто-рассеченными дельтовидными листьями, которые становятся ядовитыми. Но и в это время он нам поможет, правда только по хозяйской части. Из корневищ, содержащих до 45 процентов крахмала, можно получить клей. А так как корневище хорошо мылится с водой, его можно использовать вместо мыла. Раньше так и делали в некоторых деревнях Франции. Корневища орляка служили им суррогатом мыла. Листья — хорошая подстилка. Завернутые в них плоды и овощи хорошо сохраняются, а запах всего растения отпугивает насекомых.

Среди зарослей леспедецы и подроста молодых дубков мелькают изумительной красоты цветки нашей северной орхидеи с лирическим названием венерин башмачок. Она родственница тропическим орхидеям, растущим в непролазных вечнозеленых джунглях. Из-за сбора цветков людьми и медленного возобновления с каждым годом все меньше и меньше становится этих растений. Мало кто устоит от соблазна сорвать венерин башмачок для лесного букета. Поэтому он и занесен вместе с другими нашими орхидеями в Красную книгу России. Нам, заблудившимся, конечно, не до букетов, но .все равно крайне важно знать, что эту редкую орхидею люди должны оберегать, в каких бы ситуациях ни оказывались они. Поэтому, если нам встретится на пути небольшая заросль венерина башмачка, мы осторожно обойдем ее, чтобы не растоптать ненароком отдельные экземпляры.

Неожиданно прямо из дубняка попадаем на берег озера. Это сразу поднимает дух и придает силы. Ведь у озера гораздо больше шансов встретить людей — какого-нибудь далеко забравшегося рыбака или непоседу охотника, а если очень повезет, то наткнемся и на жилую избушку. Но если даже наши надежды не оправдаются, с голоду возле озера все равно не умрешь. Первобытные люди не зря старались селиться ближе к водоемам. Кроме рыбы и зверя здесь можно было заготовить много различных полезных и съедобных растений.

Непрерывной лентой вокруг озера тянутся заросли тростника, его еще ошибочно называют камышом. Растение с длинными ползучими корневищами, прямыми высокими стеблями в виде сизо-зеленой соломины длиной до трех-четырех метров, доверху облиственной. Листья узколинейные, длинные, жесткие, по краям режущие. Во время сильного ветра все листья тростника оказываются на одной стороне, как флюгер, указывая направление ветра. Верхушка стебля заканчивается буровато-серебристой длинной пушистой метелкой. Из корневищ, заготовленных лучше всего весной или поздней осенью, можно получить муку и суррогат кофе. К тому же они обладают потогонными свойствами. Нежные молодые побеги тростника тоже используют в пищу. Они содержат много белковых и сахаристых веществ, витамин С, и их можно есть сырыми, печеными, вареными.

В более топких местах озера встречаются заросли другого прибрежного растения — рогоза. Его тоже в некоторых местах называют камышом. Это растение с детства нам хорошо знакомо. Не раз приходилась залазить в густые заросли рогоза, чтобы нарвать длинных, узких линейных листьев, служивших копьями в детских играх, и так называемых «баламбушек» — цилиндрических черно-бурых соцветий — початков на длинных тростинах. Семянки в початках густо покрыты волосками, и их можно использовать для набивки подушек, изготовления фетра. Из гибких и прочных листьев раньше плели циновки, корзинки, из волокон стебля — веревки, канаты. Но нас интересует другая часть рогоза — корневище. Оно содержит до 46 процентов крахмала, 11 — сахара и до 24 процентов белка. Толщина его до 2,5 сантиметра , длина до 60 сантиметров . Из высушенных и измельченных корневищ можно приготовить муку, хлеб, оладьи, бисквиты, кисель и так далее. Поджаренные корневища могут заменять натуральный кофе. Не менее съедобны и молодые побеги рогоза. Из них можно приготовить салат, в поджаренном виде использовать как приправу к мясным и рыбным блюдам, Как и молодые ростки тростника, они хороши замаринованные. Даже поздней осенью, когда большинство съедобных растений ушли на покой, из середины старых отмерших листьев можно извлечь зачаточные ростки, образовавшиеся для развития растения в будущем году. Они такие же нежные и сладковатые.

А вот встретился нам и настоящий камыш, его-то как раз камышом почти .никто и не называет. Чем отличается он от тростника и рогоза? Если рогоз имеет длинные, до двух .метров в длину, листья и темно-бурые «баламбушки», а тростник — более узкие и не такие длинные листья с метелкой цветков на конце высокого стебля, то камыш стоит в воде как ровный круглый прут без метелки и початка.

Только в середине лета появляется небольшая кисточка колючих колосков коричневого цвета. Как и у большинства прибрежных растений, ценным у него является корневище, весной и осенью богатое сахаром и крахмалом. Если измельченное корневище кипятить 40—50 минут, получится сладкий отвар. Уваривая отвар на слабом огне, можно получить густой и еще более сладкий сироп. Высушенное корневище легко превратить в муку и напечь лепешек. Ну, а если .нет времени — достаточно хорошо отмытые от ила корневища запечь в золе. Особенно вкусна весной прикорневая часть стебля белого цвета. Она сочная и сладкая. Ценен камыш и в хозяйственном отношении: идет на изготовление матов, ковров, бумаги, служит хорошим топливом и крышей для сараев. Можно получить из него дубильные вещества, молочную кислоту, глицерин, только, конечно, не в полевых условиях.

Пока возились в воде, выкапывая корневища растений, на нашу одежду налепилось множество зелененьких кружочков ряски. И не надо ругать ее, с трудом и раздражением сдирая уже присохшие к телу и одежде «лоскутки» Она тоже нам пригодится — послужит салатом, приправой ко вторым блюдам, да и суп и борщ можно из нее сварить. А то все корни да корни... Не зря говорят: мал золотник, да дорог. В этом небольшом кругляшке в переводе на сухое вещество до 38 процентов белка, 5 — жира, 6 — кальция, 3 процента фосфора и еще много всяких макро- и микроэлементов. Да и продуктивность высока — до 80 тонн на гектар водной поверхности. На все лето хватит не только нам, но и всем заблудившимся в мире!

Передвигаясь вдоль берега, время от времени выламывая молоденькие побеги рогоза, замечаем, что руки стала издавать приятный кондитерский аромат. Внимательно присмотревшись, увидим, что заросли рогоза незаметно перешли в заросли очень похожего на него аира. Только листья его более мечевидные, а на сомкнутом трехгранном полом стебле торчит вбок коротенький початок с мелкими зеленоватыми цветками. Это плотное соцветие в наших условиях не превращается в соплодие. Только на родине аира (Индия, КНР, Малая Азия) початок покрывается красными ягодами. Согласно преданиям, аир появился на Дальнем Востоке с татаро-монгольским нашествием. Татары разбрасывали куски его корневища по водоемам, встречающимся на их пути, считая, что вода, где растет аир, доброкачественная и пригодна для человека и животных. Как и у рогоза, молодые, сочные и мягкие части аира съедобны и полезны, а к тому же укрепляют десны и предохраняют зубы от разрушения. Так что это еще растение-стоматолог. Из ароматного, горьковатого на вкус корневища лепешек не испечь, оно больше подойдет как пряность и поможет нам заменить лавровый лист или имбирь с корицей. В домашних условиях из него можно сварить душистое варенье. В Турции засахаренные корневища аира считаются драгоценной сладостью, а если из листьев и корневищ отогнать масло, то им можно ароматизировать компоты, кондитерские изделия, ликеры, пиво, даже туалетное мыло и губную помаду.

Конечно, какими бы вкусными и нежными ни были растения, мясо ими все равно не заменишь. Слишком прочно вошло оно в наше меню. Даже с полным желудком, но, не отведав ничего мясного, некоторые чувствуют себя не наевшимся. Можем и мы найти себе заменители мяса, но здесь сразу вступит в силу «пищевой» психологический барьер. Не каждый может пересилить себя, даже испытывая сильный голод, и съесть ту же змею или лягушку, которых вдоль озера полным-полно. Ну а что говорить о насекомых? Тем не менее, эта пища не только съедобна, но и содержит необходимые для организма вещества, витамины и достаточное количество калорий. Так, например, в теле кузнечика содержится много белков, витамины группы B , в мясе улитки — до 12 процентов белков. Белые толстые личинки насекомых состоят практически из чистого белка. Богаты протеином, жирами и минеральными веществами саранча, водяные жуки, гладкокожистые гусеницы. Аборигены некоторых стран утверждают, что испеченные пауки по вкусу напоминают поджаренные орехи. Так что стоит попробовать перебороть себя и пополнить свой рацион «мясными» блюдами.

Старательно выискивая кузнечиков, натыкаемся на старую, заросшую, едва заметную тропинку, уходящую о т озера за небольшой пригорок. Шестое чувство подсказывает, что это не звериная тропинка, а натоптанная человеком, и наше сердце уже готово от радости выскочить из грудной клетки. «Где-то близко должны быть люди!» — сразу проносится в голове. Быстро шагая по тропинке, замечаем растущий вдоль обочины подорожник. Его многочисленные семена, которых у одного растения бывает да 60 тысяч, часто вместе с грязью налипают на обувь прохожих и путешествуют с ними. Когда в Америке вместе с завоевателями и первыми поселенцами появился подорожник, ранее там не произраставший, индейцы метко окрестили его «следом белого человека». Это растение еще больше подтверждает нашу догадку о близости жилья. Но давайте не будем торопиться и уделим ему должное внимание. Прохладные кожистые листья подорожника прикладывают к местам ожогов и укусов насекомых, от которых зудит все тело, к ранам и ссадинам. Боль утихает, заживление идет быстрее. Но не только раны и желудочные заболевания помогает лечить подорожник. Он угостит салатом из своих молоденьких листьев, которые можно положить в зеленый суп, пюре, котлеты, а созревшие семена добавить в суп вместо крупы или сварить из них молочную кашу. Так что подорожник не только - спутник человека, но и его ближайший помощник.

Замечаем еще один указатель близости человеческого жилья, друга подорожника — пастушью сумку. Она тоже врачевательница и кормилица. Ее свежие листья или отвар из них останавливают кровотечение. Молоденькие листочки пастушьей сумки появляются весной одними из первых. Четыре поколения этого растения в течение лета сменяют друг друга, и поэтому всегда можно найти молоденькие листочки для салата, борща или начинки для пирожков. А ее семена можно при случае использовать вместо горчицы и перца.

...Вдали показались черные, покосившиеся от времени избушки. Увы, нас ждет разочарование: оторванные двери, пустые глазницы окон, дырявые крыши с тоскливо торчащими ребрами стропил... Ясно, что здесь давно никто н е живет. Заброшенные огороды и дворы поросли густыми зарослями лопуха, крапивы, чистотела, а буйно разросшийся хмель своей «маскировочной сеткой» затянул все постройки. Но не будем сильно огорчаться: если есть жилье, хоть и заброшенное, значит, люди все равно где-то близко.

Невольно обращаем внимание на высокие, выше человека, растения с красивыми розово-фиолетовыми колючими шариками цветков, заглушившие все грядки огорода. Это лопух. Он как бы сам просится в культуру, да, впрочем, в ряде стран его и культивируют — в США, Китае, Франции, Бельгии... А в Японии его даже выращивают на промышленных плантациях, высаживая рассаду или высеивая семена. И уже к осени первого года получают белые мясистые корнеплоды, напоминающие очень длинную и крупную морковку с сочным приятным и сладковатым вкусом.

Корни лопуха поистине универсальны. Есть их можно в любом виде: сырыми, вареными, печеными, жареными. Они заменяют морковь, петрушку, пастернак, картофель в супе. Измельчив их, можно приготовить лепешки, котлеты. Очень вкусны поджаренные корни лопуха с румяной и сладкой корочкой, а если их немного пережарить и перемолоть, то получим напиток, по вкусу напоминающий настоящий кофе. Уваривая измельченные корни лопуха с сахаром и листьями щавеля или кислицы, получим вкусное оригинальное варенье. Не только «корешки», но и «вершки» можно употреблять в пищу. Молоденькие листочки пойдут в салат, цепкие соплодия — ежики лопуха — при добавлении в чай придадут ему своеобразный медовый запах.

На заброшенных огородах кроме лопуха можно найти и использовать в пищу несколько видов растений. В первую очередь — звездчатку среднюю, которую еще называют мокрицей. Вообще-то на Дальнем Востоке произрастает несколько видов звездчаток, но из них в пищу употребляются лишь три-четыре вида, имеющие широкие нежные листья. Звездчатка встречается также в тенистых лесах, на берегах речек, по сырым лугам и в кустарниках. Молодые листочки и стебли, собранные до цветения, идут на приготовление зеленых супов или на салаты. Во время цветения и после него растение грубеет и вкусовые качества его резко снижаются. Звездчатка средняя еще и неплохой синоптик. Если утром после восхода солнца венчик цветка не раскрылся и не поднялся — днем будет дождь.

Здесь же найдём мы и заросли осота огородного, злостного и трудноискоренимого сорняка полей и огородов, чаще известного под названием молочай — из-за белого млечного сока, выделяемого растением при ранении. Целые поля желтых в корзинках цветков на мощных ветвистых стеблях высотой до метра можно встретить по всей территории бывшего Советского Союза. Молодые перисто-рассеченные листья осота огородного используют для приготовления салатов, супов, щей. Но так как листья содержат в себе горечь, их нужно предварительно вымочить в солевом растворе 30—40 минут.

Однако горечь полностью не исчезает, и это придает своеобразный острый вкус салатам. В супах же и щах горечь исчезает почти полностью. Точно так же используют и обрабатывают листья одуванчика.

Одуванчик удивительное растение. Его соцветие — это солнце в миниатюре, испускающее теплый нежный свет. И запах у него необычный — какой-то солнечный. Люди даже пытаются законсервировать этот аромат, пересыпая тонкие слои сорванных соцветий одуванчика, сахаром плотно закупоривая все это крышкой. Открыв зимой банку с засахаренными соцветиями одуванчика и вдохнув их запах, сразу же воскрешаешь в памяти яркие картины лета. А за окном бушует метель, наметая огромные горбатые сугробы.

Но запах — не единственное достоинство засахаренных соцветий, и вкус у них такой же удивительный. Трудно даже описать его, это нужно попробовать самому. Измельченные цветочные корзинки со сметаной по вкусу напоминают тертую морковь. Цветочные почки можно мариновать, используя их потом как каперсы. И время можно узнать по цветкам одуванчика: в шесть часов утра он раскрывает свои корзиночки, а в три часа дня — закрывает. По применению корни одуванчика и лопуха очень сходны, не зря они близкие родственники — оба из семейства сложноцветных. Но корни одуванчика немного горчат, и их предварительно нужно отварить в подсоленной воде в течение 5—10 минут, после чего они практически теряют свою горечь. В свежем виде они содержат до 40 процентов инулина, который при поджаривании переходит в сахар. Поэтому подсушенные до похрустывания корни одуванчика сладковаты, с ними можно пить чай как с сахаром, а если их немного пережарить, то получим заменитель кофе. Очень вкусны жареные прикорневые розетки. Так что вполне заслуженно одуванчик разводят как огородную культуру в Голландии, Индии, США, ФРГ, Японии, Франции, Австрии.

Но нам некогда готовить названные блюда из растений, растущих в этом «одичавшем» огороде. Давайте тогда ограничимся сырым корнем лопуха.

За околицей тропинка гораздо шире и натоптанной, даже кое-где видны следы от шин автомобилей. Это еще больше нас окрыляет, и теперь мы уже не сомневаемся, что люди где-то близко. Дорога опять нас подводит к путеводительнице — реке, и идет вдоль нее.

Запыленные, усталые, мы все же не выдерживаем быстрой ходьбы и садимся отдохнуть под тень одиноко стоящего возле реки ильма. Он тоже чем-то похож на заблудившегося путника: такой же серый, растрепанный, опустивший в воду свои ветви-руки, как бы собрался умываться. Как и любой странствующий путник, он готов поделиться с нами своими припасами. Особенно щедр он весной, когда появляются на ветках пучочки копеечек-крылаток, богатые жирами, а потом молоденькие листочки, насыщенные углеводами и слизями.Все это можно есть в сыром виде, по возможности с луком, маслом, как салат.

А то давайте сварим из них суп или просто поджарим в масле. В экстремальных случаях кору , снятую с тонких молодых веточек ильма, сушат, толкут в порошок и приготавливают кашу.

…..Вдруг из-за поворота реки донесся стрекочущий звук лодочного мотора, затем показалась лодка. Это произошло так неожиданно, что в первый момент, оторопевшие от удивления, мы уставились на лодку, не зная, что делать. Но потом нашему восторгу не было границ. На лодке тоже радостно замахали руками и, пытаясь перекричать шум мотора, выкрикивали какие-то приветствия. Это были наши товарищи, неустанно искавшие нас.

После крепких дружеских объятий они невольно обратили внимание на наше если не прекрасное, то довольно сносное физиологическое состояние. После таких долгих, трудных многодневных переходов они ожидали увидеть нас изможденными, истощенными, в полном упадке сил. Так что растения спасли нас не только от мучительных страданий, приносимых голодом, но и от плачевного несчастного вида заблудившегося человека. Но наше бодрое состояние и даже недавний обильный обед у заброшенных избушек, состоявший из корней лопуха, все же не позволяют нам отказаться от предложенной в поселке еды.

Ну, вот и закончилось наше путешествие. Давайте коротенько проанализируем некоторые его моменты.

Вот мы все время питались растениями. Съедобных видов в наших лесах и на лугах оказалось не так уж мало. Не будем, однако, забывать, что съедобными слывут и некоторые редкие растения, подлежащие охране. А мы, между прочим, позволили себе полакомиться очень калорийными лепестками красодневов. Моделируя ситуацию по сценарию - «Выживание заблудившихся», мы употребили в пищу даже луковицы лилий, хотя это уже прямой ущерб их популяции. Будем считать, что к этому нас вынудили экстремальные условия, в которые мы попали. Ну, а если вы, гуляя в лесу, решили просто попробовать их, то здесь надо помнить, что сбор растений, занесенных в Красную книгу, строго запрещен, вплоть до привлечения к административной ответственности. Даже не зная видовых названий растений, можно примерно предположить, какие виды охраняются. Это растения с красивыми цветками или подвергающиеся интенсивному сбору в лекарственных целях. Примером может служить бадан тихоокеанский — эндемик Сихотэ-Алиня. Из-за выкапывания целебных корневищ бадана становится все меньше и меньше. Сейчас он занесен в Красную книгу растений Дальнего Востока. Туда же занесены все виды лилий, произрастающих на территории региона. И из рода копеечников (мы использовали копеечник щетинистый) охраняются два вида: уссурийский и Маккензи, ареалы которых очень ограничены. Копеечник уссурийский произрастает на выходах известняков в Партизанском районе Приморского края, а копеечник Маккензи тоже только на известняках самой восточной оконечности Чукотского полуострова. При интенсивной и неурегулированной заготовке корневищ копеечников может так случиться, что некоторые их виды перейдут в разряд охраняемых, как и случилось в Сибири. Другое дело с такими широко распространенными растениями, как одуванчик, лопух, осот, рогоз и так далее. Их даже нужно специально заготовлять впрок, ведь это разнообразное и ценное дополнение к нашему столу. Они содержат много различных витаминов, макро- и микроэлементов и ряд важных биологически активных веществ. Только нельзя заготовлять эти растения в городе, где они концентрируют в себе свинец и другие вредные вещества.

Может случиться и такое, что по ошибке сорвали не то растение, какое было нужно, а только похожее на него, Резкий неприятный запах, горький или жгучий вкус сразу же должны нас насторожить. Подобные растения не следует использовать в пищу. Это хорошо, что в нашем путешествии попались растения, где съедобны все виды рода, а бывает и такое, что только один вид съедобен, а остальные ядовиты или несъедобны. Нам могли встретиться некоторые виды очитков, которые бывают иногда горьковатыми, особенно во время цветения. В этом случае лучше рядом поискать растения помоложе и позеленей — вкус у них будет гораздо приятнее. И вот еще, какая опасность в пути может подстеречь нас. Часто можно увидеть такую картину: человек идет по лугу или по лесу, срывает машинально первую попавшуюся травинку и, зажав ее в зубах, потихоньку грызет. Хорошо еще, если это какой-нибудь злак, а вдруг ядовитое растение, например аконит, сок которого так ядовит, что когда его держишь в руках, яд проходит сквозь кожу и вызывает отравление. Так что от этой дурной привычки надо избавляться.

Основной вывод из нашего путешествия — если мы будем рачительно относиться к своим растительным богатствам, то они помогут нам в трудную минуту.

 


Возвратиться к СТАТЬЯМ СОТРУДНИКОВ БСИ ДВО РАН

Возвратиться НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ сайта Ботанического сада ДВО РАН


Переход на сайт "Наша ботаничка"